Закрыть
MARIN.RU Яхтенное агентство «Марин.ру» +7 (495) 950-58-32 Москва, Бутырский вал, д.68, офис 603
+7 (495) 950-58-32 Москва, Бутырский вал, д.68, офис 603

Турки и Турция

Современный турок

Облик современного турка

История взаимоотношений России и Турции насчитывает не одно столетие. Русский человек всегда испытывал интерес к туркам, но если раньше контакты с ними были привилегией сравнительно узкого круга лиц, то сейчас положение разительно изменилось. Когда мне впервые пришлось побывать в Турции, а это было в сравнительно далеком уже 1972 году, туда летало лишь два рейса «Аэрофлота» в неделю. А сегодня?

Когда направляешься в новую или малознакомую страну, не может не интересовать, откуда она «пошла-есть» и с какими людьми тебе предстоит общаться. Так вот. На протяжении веков «тюрками» (турками) именовали себя земледельцы и кочевники Анатолии, которые одновременно, а, может быть, и в первую очередь называли себя мусульманами. В течение долгого времени национальное сознание турок, особенно правящего класса, было мало развито: язык, на котором человек говорил, территория, на которой он жил, раса, из которой он происходил, отступали на второй план перед религиозной принадлежностью. Идея турецкой нации появилась в середине XIX века. Она родилась под европейским влиянием, хотя опиралась на турецкую действительность.

В османских сочинениях вплоть до середины XVIII века, а во многих и позднее, слово «Турция» вообще не использовалось. Это был западный термин для обозначения страны. По настоянию Кемаля Ататюрка это понятие было окончательно принято в 1923 г. для обозначения страны и государства. Ныне оно стало привычным для всех граждан Турецкой Республики. Насколько процесс образования турецкой нации свеж, говорит хотя бы то, что ещё в первых десятилетиях XIX в. турки составляли чуть больше половины населения страны в её современных границах. Остальные были армяне, греки, курды, арабы, лазы, аджарцы, евреи, ассирийцы, болгары, албанцы, боснийцы, хорваты.

 

Внешность и характер

Внешность

Как бы ни были замысловаты обычаи, самое интересное в каждой стране – это её люди. Тот, кто уже бывал в Турции, очевидно, обращал внимание на то, что даже чисто внешне турки очень различны. Среди них можно встретить и жгучих брюнетов, похожих на африканцев, и голубоглазых блондинов, и ярко-рыжих, арменоидов и европеоидов. Таким образом, внешность турок отразила, словно в зеркале, все особенности их происхождения. Но один отличительный признак присущ практически всем туркам, за исключением офицеров, - это наличие усов. Предмет особой мужской гордости.

Характер

Характер турка противоречив. В эту переходную эпоху он, по крайней мере, раздваивается и не только потому, что в нем есть и Восток, и Запад, и Азия, и Европа. Его чрезвычайная национальная гордость соединяется с острым комплексом неполноценности.

Как мусульманин и турок, он в глубине души считает себя выше других народов, но едет чернорабочим в Западную Европу, где им командуют и помыкают. Бессчетное число раз он слышит слова «Великая Турция», но на каждом шагу с горечью убеждается, как далеко стране до подлинного величия. Отсюда невероятная амплитуда – от порицания всего турецкого до прославления всего турецкого, с достоинствами и недостатками. У турок есть грубоватая, но точная пословица, которая говорит об их вполне определенной национальной и человеческой черте: «Харкаешь кровью, а говори, что пил вишневый шербет».

Если турок становится врагом, то это враг. Если он друг, то без обиняков и оговорок. Своего отношения он не будет менять по несколько раз на день. Его взгляд на дружбу не только эмоционально окрашен, что естественно, но и не признает объективных критериев. Его гордость легко перерастет в гордыню, и в его друзья пролезает просто льстец, который беззастенчиво её использует, а спор, даже построенный на фактах, аргументах и логике, может резко охладить отношения между людьми. На любого, кто пытается проявить объективность в сложные для турка моменты, он смотрит как на увертливого лицемера.

Турки постоянно критикуют себя. Они понимают и ценят юмор, их сатира и карикатура убийственны, можно сказать, из лучших в Европе. Но турки отвергают любую критику со стороны иностранца. Одно неосторожно обороненное слово может их поранить. Никита Никифоров, режиссер Большого театра, который вместе с Ниязи в 70-х гг. ставил в Анкаре «Аиду», рассказывал: «Туркам всегда надо говорить: «Это хорошо, просто замечательно, что вы делаете, но можно сделать ещё лучше». И тогда они стараются и работают. Им никогда нельзя говорить: «Плохо».

Давление со стороны иностранцев приводит турка в ярость, и они инстинктивно сопротивляются, даже если бы им было выгоднее отступить.

Доверие имеет огромное значение для турка. Любой намек на то, что ему не доверяют, вызывает страшное раздражение и готовность отказаться иметь дело с кем угодно. И наоборот: ясно и подчеркнуто выраженное доверие накладывает на турка какое-то моральное обязательство. Но это не означает безусловную верность данному слову. Фаталистическое «я сделаю, если пожелает Аллах» списывает и нерасторопность, и халатность, и отсутствие чувства времени. Турция осовременилась, но здесь по-прежнему считают, что «спешка – от черта», а точность бессмысленна. Если турок говорит «завтра», чаще всего это означает «может быть, завтра». К этому приходится приноравливаться. В делах не имеет смысла злиться на турка и, конечно, никогда не терять контроля над собой, иначе вас просто презирают и вы ничего не добьетесь.

Иногда турок описывают как ленивых и апатичных. Но западногерманские предприниматели считают их едва ли не лучшими из иностранных рабочих. За последние годы нам представилась возможность на примере турецких строительных компаний, действующих в России, самим убедиться, что мнение немецких бизнесменов небезосновательно.

Известный российский этнолог профессор Д.Е. Еремеев, характеризуя психологию турок пишет: «Турки – южане, и темперамент у них южный. Но нелегкая жизнь как бы придавила этот темперамент, загнала его внутрь. Здесь нет искрометной веселости, говорливости, чрезмерной жестикуляции, как, например, у итальянцев. В этом турки похожи на сицилийских крестьян, тоже итальянцев, но живущих в гораздо более тяжелых условиях, чем остальное население Италии. Инициативу и темперамент турка, особенно старшего поколения, сдерживают и догматы ислама, но порой он вырывается наружу. И чаще это происходит в драматических ситуациях – ссорах, не исключающих поножовщину. В эти моменты душа турка не знает удержу, словно происходит извержение вулкана, долго-долго молчавшего. Даже в турецком парламенте, когда там идут дебаты по каким-либо острым проблемам, депутаты из-за одного слова, показавшегося им резким, - могут сорваться с мест и накинутьтся с кулаками на своих оппонентов. В один миг драка охватывает весь зал. Летят книги, портфели, скамьи. А через минуту-две все затихает. Парламентские прения продолжаются.

Русскому наблюдателю бросается в глаза подчеркнутая вежливость турок в общении между собой, особенно в провинциальных городах. Они очень предупредительны друг с другом в уличной толпе, магазинах, кинотеатрах: не толкаются, не лезут напролом. А если кто и будет задет нечаянно плечом или локтем – тут же происходит взаимный и вежливый обмен извинениями. Шоферы уступают дорогу друг другу и пешеходам даже тогда, когда могли бы спокойно продолжать свой путь. Все дорожные недоразумения разрешаются быстро, без крика и ругани, путем взаимных уступок. Но в больших городах, с их толчеей и бешеной суматохой, особенно в Стамбуле, эта традиция почти исчезла.

Гостеприимство турок выше всяких похвал. После одной-двух встреч иностранца могут пригласить домой, если не опасаются каких-либо политических неприятностей. Я видел разную Турцию: и 70-х, и 80-х, и 90-х годов. На протяжении этих десятилетий облик её существенно изменялся. Основная тенденция этих перемен выражалась в усилении европеизации, или точнее американизации образа жизни. В ускорении темпа жизни, её динамики, исчезновении истинно турецкого колорита.

Отношение к женщине

Современные нравы в Турции резко отличаются от наших российских. Особенно это заметно в отношениях между полами. Исламская традиция полагает, что мужчина может чувствовать к женщине только половое влечение. Поэтому в уме турка-мусульманина, особенно старшего поколения, просто не укладывается мысль о том, что между мужчиной и женщиной могут существовать какие-либо иные отношения: коллег по работе или учебе, просто дружеские.

Добрачные связи – пятно бесчестия, которое бросает тень не только на семью согрешившей, но и на всю деревню, а нарушение нором в этой области морали – действительное или мнимое – может повлечь за собой самосуд толпы, наказывается смертью. В турецких городах существует особая полиция – полиция нравов, поэтому в Турции не увидишь, например, целующуюся или обнявшуюся парочку. Лишь в феврале 2002 года отменено обязательное проведение тестов на девственность среди учениц старших классов.

Даже в городе, среди турок-горожан, считается неприличным спрашивать о здоровье жены, передавать ей привет. Традиционная вежливость требует справляться о здоровье семьи – айле, передавать привет, если вы раньше бывали в этом доме и знакомы с женой, опять-таки семье.

В Турции считается неприличным приглашать на танец незнакомую даму, не принято и подсаживаться на свободное место за стол в ресторане, особенно, если за ним уже сидят не только мужчины, но и женщины. Современные танцы – часть европейского и американского быта, а как насчет турок, считающих себя европейцами? Журналисты, инженеры, врачи могут устраивать вечеринки с танцами. Но для абсолютного большинства турок сама мысль увидеть свою жену танцующей с другим мужчиной неприемлема. Когда-то в уже далеких 70-х автор, находясь на стажировке в Турции, спросил своего хорошего знакомого Ризу, вполне европейски просвещенного человека, закончившего французский колледж, почему турчанки отказываются танцевать с нашими инженерами. Риза мне ответил: «Ты знаешь, Слава, даже мой брат не имеет права пригласить мою жену».

Приведем любопытное, хотя и несколько экстравагантное, свидетельство профессора А.Васильева. «Чем мы отличаемся от европейцев? – переспросил меня один торговец. Очень просто. Мы, турки встречаемся. Вы смотрите на мою жену, я смотрю на вашу жену. После этого мы выхватываем пистолеты и стреляем друг в друга».

Когда затрагивается супружескую верность, турок может быть беспощадным. Убить изменившую жену и её любовника – обычное дело. Однажды турецкий парламент проголосовал за амнистию полицейского офицера, совершившего двойного убийство: он застал жену в объятиях своего брата, вынул пистолет и разрядил его в обоих. Хотя общественное мнение относится достаточно терпимо к внебрачным связям мужчины.

Большое количество поклонников «компрометирует» турецкую девушку, её привлекательность в глазах юноши уменьшается, в то время как в европейских странах увеличивается. До сих пор в Турции свобода выбора для девушек ограничена. В прежние времена девушка-горожанка выходила замуж за того, кто ей был незнаком, она принимала это как свою судьбу. Сейчас у девушек и молодых женщин, выросших в другой общественной среде, другие потребности и взгляды, но турок ещё не признал нового статуса и запросов турчанки, и это часто вызывает кризисы в семьях, для которых сегодняшний день – переходная эпоха между старым образом жизни и новым.

Семья

Семейные, родственные узы имеют для турок очень большое значение. В крестьянских, да и во многих городских семьях царит строгая и четкая иерархия: дети и мать беспрекословно подчиняются главе семьи – отцу, младшие братья – старшему, а сестры – старшей сестре и всем братьям. Старший брат, агабей или ага – как бы второй отец для остальных братьев. Он обязан охранять и честь сестер, что часто превращает его в маленького тирана, который делает сущим адом жизнь какой-нибудь сестренки. Правда, пожилая и многодетная мать окружена уважением и любовью всех членов семьи, включая и мужа, особенно, если она родила ему нескольких сыновей.

Обычно авторитет мужчины – главы семьи был абсолютным и непререкаемым. В детях воспитывалось глубокое почтение к родителям, в особенности к отцу. Они всегда вставали в его присутствии. Так, ближайший соратник Кемаля Ататюрка, второй президент Турции Исмет Иненю рассказывал, что, даже став генералом, он никогда не решался курить в присутствии отца.

В сельской Турции свой идеал красоты. Будущая мать и хозяйка должна быть сильной и крепкой. Турки в массе отдают предпочтение полным женщинам, - «она была так прекрасна, что должна была поворачиваться, чтобы входить в дверь» - гласит то ли в шутку, то ли всерьез старая турецкая пословица.

Как только девушка покидает дом родителей, она уже не считается членом своей семьи, а принадлежит к семье мужа. В новой семье её место гораздо ниже, чем то, которое она занимала в прежней. Молодая сноха не становится членом семьи, пока не рожает сына. В течение месяца она вообще не должна разговаривать с мужем. Она не называет его по имени и обязана говорить «твой сын» или «твой брат», обращаясь к новым родственникам.

Рождение ребенка, прежде всего сына, сразу же повышает престиж молодой женщины в семье и обществе. Чем больше у нее сыновей, тем больше её уважают. Но бесплодие - это трагедия. Общественное мнение жестоко относится к бесплодным женщинам. Они находятся под угрозой развода или второго брака мужа, фактически теряют права на наследование имущества.

Мужья не говорят с посторонними о своих женах. В деревнях и маленьких городках супругов редко можно увидеть вместе. Считается неприличным, если мужчина на людях проявляет внимание или нежность к жене. Когда мужчина возвращается после долгого отсутствия, его встречают родственники-мужчины, а часто и пол-деревни, но жена – последней, и то, после того, как его приветствовали мать и сестры. В семье мужчины обычно солидарны против женщин, как и женщины против мужчин. Но отношения между матерью и сыновьями крепкие и теплые.

Холостая жизнь – противоестественное состояние в турецкой деревне. Даже богатый одиночка, на которого трудятся батраки, чувствует себя неполноценным. Исчезновение в городах больших деревянных домов, современная квартирная система отражают и новую семейную структуру. В городах идет быстрая атомизация семей – разделение их, отказ от кланов и больших семейных групп. Если молодые не живут с родителями, они часто навещают друг друга. Приютов для престарелых Турция почти не знает. Здесь редко встретишь жуткое одиночество пожилых, знакомое западноевропейскому или американскому, а в последнее время и российскому обществу больших мегаполисов. Даже отношения между соседями согреты взаимным вниманием, не говоря уже о моральных обязательствах родственников.

Турок-предприниматель

Для турка модно и престижно быть бизнесменом, основать свое собственное предприятие, а не служить у хозяина. В этом едины почти все.

Турок - предприниматель подвижен как ртуть, способен мгновенно перебрасывать ресурсы из сектора в сектор; для облегчения этой задачи обязательно создает целый набор компаний в смежных (а иногда и в совершенно различных) областях бизнеса, «раскладывает яйца по разным корзинам»; у него не технологическая, не индустриалистская, а торговая, спекулятивная ментальность, он приобретает землю, недвижимость, производственные мощности, банки не для того, чтобы оптимизировать их деятельность, внедрить новые технологии и добиться новых производительных результатов, а для того, чтобы продать их в наиболее подходящий момент с максимальной выгодой; он взращен в условиях коррупции и считает абсолютно естественным обслуживание интересов правительства, влиятельных военных, политических партий, местных властей (военных следует включать в совет директоров компаний обязательно, это может стать гарантией не только имущественной, но и физической безопасности при экстремальном развитии обстановки).

Турки и их отношения с Европой и Азией

Политически Турция – европейская страна, являющаяся членом большинства европейских организаций и стучащаяся в двери ЕС. Но все же турки – не азиаты и не европейцы. Скорее они и азиаты, и европейцы, что определяется отнюдь не географическим критерием, а по образу жизни, философии, нравам, культуре людей.

Культурный дуализм, двойственность общества – европеизированного и традиционного, мусульманского – углубился. Ценности, понятия, мировоззрение, образ жизни, манера поведения, характерные для Запада, все быстрее проникают в Турцию благодаря урбанизации, развитию капитализма, частым поездкам турок за границу. Но ответом на капиталистическую модернизацию со стороны масс и части интеллигенции был уход в скорлупу традиций, религии. Многие оказались пасынками этой модернизации, и для них возрождение ислама, хотя в гораздо меньшей степени, чем в соседнем Иране, стало и обороной и нападением, точкой опоры и политическим знаменем.

На юридическом факультете Анкарского университета однажды вышла юмористическая газета. На вопрос редакции «Кто такой турецкий гражданин?» студенты дали ответ: «Турецкий гражданин – это человек, который женится по швейцарскому гражданскому праву, осуждается по итальянскому уголовному кодексу, судится по германскому процессуальному кодексу, этим человеком управляют на основе французского административного права и хоронят его по канонам ислама».

Турция по-прежнему далеко отстает от Европы. Но в деле модернизации она впереди других развивающихся стран Азии и Африки лет на двадцать пять-пятьдесят.

 
Поделиться: